Обыски в офисах «Газпрома» — это месть еврокомиссии за «Южный поток» и слабые перспективы Nabucco.


     Похоже, что обыски в германском и чешском подразделениях «Газпрома», состоявшиеся в конце сентября, это месть Еврокомиссии за «Южный поток» и слабые перспективы Nabucco. В реальности ЕС целесообразно пойти на выстраивание партнерских отношений с Россией, так как наша страна занимает первое место в мире по запасам природного газа — самого экологически чистого вида топлива.

    В минувшем году потребление газа в Европе увеличилось на 7%, при этом объем импорта газа вырос на 13%. Статистика говорит о том, что газ стремительно усиливает свои позиции на всех рынках, что неудивительно, так как это наиболее экологически чистый вид топлива.

    Согласно прогнозам большинства специалистов двадцать первый век станет веком газа (девятнадцатый век — уголь, двадцатый век — нефть). В июне текущего года Мировое энергетическое агентство выпустило доклад, в котором говорилось, что природный газ будет играть главную роль в удовлетворении мировых потребностей в энергоресурсах еще минимум 25 лет. В докладе отмечается, что к 2035 году спрос может составить 5,1 трлн куб. м газа — это на 1,8 трлн больше, чем в 2010-м, то есть рост составит 50%. Это открывает блестящие перспективы перед Россией, так как наша страна является мировым лидером по доказанным запасам газа. Характерно, что газ вытесняет нефтепродукты даже из базового сегмента — транспорта. С 2000 по 2010 год потребление природного газа в качестве моторного топлива выросло в 12,5 раз.

    Специалисты BP прогнозируют, что в ближайшие 20 лет будет стремительно расти потребление газа в странах Ближнего Востока, где он станет вытеснять нефть из энергобаланса. Это серьёзно снизит экспортный потенциал ближневосточных стран на рынке СПГ. Что касается «сланцевой революции», то, по мнению BP, она будет стремительно развиваться в США. В результате к 2030 году на долю сланцевого и угольного газа будет приходиться свыше 50% американской добычи. В Европе добыча газа из сланцев не будет играть существенной роли из-за экологических рисков. Но здесь необходимо понимать, что от серьезных экологических рисков не смогут отмахнуться и американские власти. В настоящее время в США рассматриваются несколько судебных исков против компаний, добывающих сланцевый газ. Фермеры обвиняют газовиков в том, что из-за гидроразрывов пластов произошло засорение водозаборов, и испортилась система водоснабжения. Если эти факты будут доказаны, то планы по резкому увеличению добычи сланцевого газа окажутся под большим вопросом.

    Наиболее стремительными темпами потребление газа будет расти в Азии (особенно в КНР). В настоящее время Китай обеспечивает около 70% своих потребностей в энергоресурсах за счет добычи собственного угля. Однако это уже привело к экологическим катастрофам в крупнейших китайских городах. По оценкам Всемирной организации здравоохранения и Всемирного банка, 20 из 30 самых грязных городов в мире находятся в Китае. При этом во всех остальных странах главными загрязнителями городского воздуха являются автомобили. В Китае в расчете на душу населения автомобилей в 25 раз меньше, чем в США, и главным источником загрязнения воздуха являются именно угольные электростанции. Устойчивый экономический рост привел к появлению в КНР среднего класса, поэтому последние несколько лет в этой стране стремительными темпами растет автомобильный рынок. Сегодня в Китае продается больше автомобилей, чем в любой другой стране мира, а это означает, что вскоре в китайских городах будет совсем нечем дышать.

    Решить эту проблему можно за счет перевода угольных станций на гораздо более экологически чистый природный газ, а автомобилей — на газомоторное топливо.

    Недавно ведущая китайская компания PetroChina опубликовала прогноз, согласно которому в 2020 году потребление газа в КНР составит 300 млрд куб. м (в 2010-м было более 109 млрд куб. м). Проблема только в том, что в Китае недостаточно газовых месторождений для удовлетворения своих потребностей. В последнее время стала появляться информация, что Китай планирует активно внедрять американские технологии добычи сланцевого газа. Однако ряд специалистов обратили внимание на тот факт, что для извлечения газа из сланцевых пород необходимо большое количество воды, чтобы проводить гидроразрывы пластов, а в КНР с водой проблемы. Из-за загрязнения промышленными отходами половина водных ресурсов этой страны непригодна для питья, а четверть — даже для промышленного использования. Многие реки просто исчезли с лица земли. Не секрет, что в используемую для гидроразрывов воду добавляют специальные химические растворы.

    В Европе и Северной Америке голубое топливо станет вытеснять из энергобаланса уголь, что обусловлено планами по снижению эмиссии углекислого газа. Кстати, в BP считают, что потребление биотоплива будет увеличиваться достаточно высокими темпами (особенно в Бразилии и США). Однако не секрет, что цены на продовольствие в последнее время бьют рекорды и вряд ли эта тенденция изменится, так как население на планете неуклонно растет. В этих условиях, перегонять продовольствие на моторное топливо нецелесообразно. Скорее всего, в схватке за автомобильные двигатели биотопливо проиграет конкурентную борьбу газу.

    Перспективы альтернативной энергетики (ветряная и солнечная генерация), также вызывают много вопросов. В настоящее время эти проекты, развиваются благодаря государственным дотациям (в первую очередь в Европе). Однако в ближайшие годы европейские страны столкнуться с необходимостью значительного увеличения пенсионных выплат. С 2010 по 2020 год число европейцев, получающих государственные пенсии и услуги, будет увеличиваться почти на 3% в год, а количество трудоспособного населения, наоборот уменьшаться на 1% ежегодно. В условиях роста бюджетного дефицита, политикам будет очень трудно убедить население в необходимости тратить средства налогоплательщиков на поддержку неэффективных проектов в сфере альтернативной энергетики. Ведь снизить вредные выбросы можно гораздо дешевле — за счет перевода угольных электростанция на газ, а автомобилей на газомоторное топливо. Поэтому нет ничего удивительного в том, что европейские правительства уже начали сворачивать программы по дотированию альтернативной энергетики. Это коснулось и Испании.

    Аварии на АЭС Японии привели к росту закупок газа этой страной. Кроме того, многие страны пересмотрели своё отношение к атомной энергетике. В частности, Германия закрыла 7 АЭС, а к 2022 году выведет из эксплуатации и все остальные станции. Заменить их планируется в первую очередь газовой генерацией.

    Не секрет, что собственная добыча газа в Европе неуклонно снижается. Эта тенденция будет наблюдаться и впредь. Следовательно, импорт голубого топлива будет расти. Откуда он будет поступать, если не из России? Ближний Восток сам будет увеличивать потребление, кроме того, это один из самых нестабильных в мире регионов. То же самое относится к Африке. Может быть, Европу спасет проект Nabucco?

    Совет Европы одобрил мандат Евросоюза на проведение переговоров с Азербайджаном и Туркменией по договору о строительстве Транскаспийского газопровода. В то же время в Европе продолжается борьба за право заключения международных договоров на поставку энергоносителей. Пока это право остается за руководителями государств — членов ЕС. Однако руководство Евросоюза пытается взять международную «газовую» политику в свои руки. И 12 сентября Еврокомиссии удалось получить мандат на проведение переговоров с Азербайджаном и Туркменией по договору о строительстве Транскаспийского газопровода, который должен стать существенной частью проекта Nabucco. Правда, радость руководителей ЕС была не долгой. Ведь уже 16 сентября руководители «Газпрома», ENI (Италия), BASF (Германия) и EDF (Франция) подписали соглашение о совместном строительстве газопровода «Южный поток», который является прямым конкурентом Nabucco. Теперь Еврокомиссии придется конкурировать с главами ведущих стран Евросоюза: Германии, Франции и Италии.

    По всей видимости, руководители стран членов ЕС специально передали Еврокомиссии права на переговоры по Транскаспийскому газопроводу, так как не верят в его перспективность. Дело в том, что этот проект обсуждается уже около 20 лет, но пока никаких подвижек не произошло. Дело в том, что договор о разделении Каспийского моря подписали только Россия, Казахстан и Азербайджан, а Туркменистан и Иран отказались. Туркмения и Азербайджан спорят о принадлежности ряда месторождений каспийского шельфа, что в начале 2000-х годов привело даже к перестрелкам их кораблей. В этих условиях сложно предположить, что удастся быстро договориться о строительстве Транскаспийского газопровода. Тем более, что власти России и Ирана уже заявили, что они против появления этой газовой магистрали.

    Необходимо понять и чем будет наполнен Транскаспийский газопровод, если он все же будет построен. На сегодняшний день Туркменистан поставляет газ в Россию, Иран и Китай. Причем поставки в КНР планируется стремительно наращивать. Откуда же возьмется свободный газ для Европы? В качестве ресурсной базы Транскаспийского газопровода называется недавно открытое месторождение Южный Иолотань запасы которого якобы превышают 10 трлн куб. м газа. Однако это очень сложное месторождение сходное по своим характеристикам с Астраханским, которое разрабатывает «Газпром».

    Запасы Астраханского месторождения составляют около 2,5 трлн куб. м газа, что позволяет добывать около 100 млрд куб. м газа в год. Однако добывается всего порядка 15 млрд куб. м. Почему? Дело в том, что этот газ очень дорогой, так как залегает на очень большой глубине (свыше 4 км) и содержит много вредных примесей (сероводород и кислые газы). Для того, чтобы довести астраханский газ до товарного состояния его необходимо очистить от примесей на газоперерабатывающем заводе. В принципе во времена СССР, кода начиналось освоение Астраханского месторождения, целевым продуктом здесь считалась сера, а не природный газ. Следовательно, Туркменистану прежде чем осваивать Южный Иолотань необходимо построить мощный газоперерабатывающий комплекс. По оценке компании McKinsey себестоимость добычи газа на Южном Иолотане будет одной из самых высоких в мире (существенно выше, чем на труднодоступном Штокмановском месторождении, расположенном на шельфе Баренцевого моря). Таким образом, можно констатировать, что цель Евросоюза — сбить цену на российский газ за счет поставки ресурсов из Туркменистана неосуществима (новый туркменский газ не может быть дешевым по определению).

    Если мы предположим, что Транскаспийский газопровод будет построен и по нему пойдет не менее 20 млрд куб. м газа ежегодно, то вместе с 10 млрд куб. м азербайджанского газа удастся заполнить газопровод Nabucco. В результате Европа получит источник поставок независимый от России. Правда, пройдет эта магистраль по нестабильной территории, на которой тлеют несколько замороженных конфликтов (Нагорный Карабах в Азербайджане, Южная Осетия и Абхазия в Грузии, курдские сепаратисты в Турции). Не секрет, что газопровод соединяющий Иран и Турцию регулярно взрывают террористы. Еврокомиссия взяла на себя непосильный груз, и если ей удастся решить все противоречия и реализовать проект Nabucco, то её руководители могут ставить себе памятники при жизни. Правда, шансы на это крайне малы.

    Похоже, что обыски в германском и чешском подразделениях «Газпрома», состоявшиеся в конце сентября это месть Еврокомиссии за «Южный поток» и слабые перспективы Nabucco. В реальности ЕС целесообразно пойти на выстраивание партнерских отношений с Россией, так как наша страна занимает первое место в мире по запасам природного газа — самого экологически чистого вида топлива.

    Для того чтобы гарантированно обеспечить себя этим энергоносителем, европейским компаниям целесообразно создавать совместные предприятия с «Газпромом». И они сами стремятся к этому. В первую очередь можно назвать самого крупного покупателя российского газа — Германиию «Газпром» и дочерняя компания концерна BASF — Wintershall организовали совместное предприятие WINGAS, которое занимается созданием газотранспортной инфраструктуры и реализацией газа конечным потребителям. В результате сегодня WINGAS является одним из ведущих игроков на немецком рынке газа. Кроме того, эта компания активно работает на рынках других стран: Великобритании, Бельгии, Голландии, Франции, Дании, Чехии. В свою очередь, «Газпром» предоставил Wintershall доли в проектах по освоению Южно-Русского месторождения и ачимовских залежей Уренгойского месторождения. Участие в разработке Южно-Русского месторождения принимает и другой немецкий концерн — E.ON.

    Совместно с итальянскими компаниями ENI и Enel «Газпром нефть» и НОВАТЭК занимаются освоением Самбургского, Ево-Яхинского, Яро-Яхинского и Северо-Часельского месторождений. А французская компания Total и норвежская Statoil получили доступ к разработке гигантского Штокмановского месторождения. Кроме того, корпорация Shell принимает активное участие в реализации проекта «Сахалин-2».

    Новые газопроводы «Северный поток» и «Южный поток» «Газпром» также строит совместно с европейскими компаниями. Получается, что Европа и Россия должны не искать поводов для нападок, а совместно заниматься решением вопросов энергетической безопасности. Ведь Россия не меньше Европы заинтересована в том, чтобы российский газ бесперебойно поступал потребителям.

Сергей Правосудов
Генеральный директор «Института национальной энергетики»