Перевод с коммунистического на державный

    17 января 2011 года президент Медведев заявил: «Мы должны уделять внимание нашей многонациональной культуре, но, вне всякого сомнения, особое внимание должно уделяться русской культуре. Это – основа, это – костяк развития всей нашей многонациональной культуры. Это нормально, и об этом должно быть не стыдно говорить.»

    Неужели Кондопога и недавние выступления фанатов не прошли даром? Как говорится – лучше поздно, чем никогда. Хотя сразу вспоминается анекдот – как девушка спрашивает парня: «А ты меня правда любишь, или это пиар?»

    На самом деле Медведеву нужно посочувствовать. После двух десятилетий фактически антирусской политики жизнь требует сделать поворот на 180 градусов! Или, по крайней мере, сделать вид.

    Давайте поможем президенту и вспомним, что аналогичный поворот в нашей стране уже однажды происходил. Заслуга его осуществления принадлежит И. В. Сталину.

    Откроем тома материалов съездов Коммунистической партии Советского Союза. В речах их участников задавался в ту пору вектор внутренней и внешней политики страны. Откроем... и невероятно удивимся. Потому что, оказывается, в тогдашний политический лексикон прочно входило такое понятие, как «великий русский народ – старший брат народов нашей страны»!

    Прошедшие после распада СССР двадцать лет заставили нас забыть о том, что считалось совершенно естественным вплоть до середины 1980-х годов.

    Конечно, и в «коммунистический язык» эти слова вошли не сразу. Русофобия 1920-1930-х годов – исторический факт. Ещё в 1934 г., на XVII съезде ВКП(б), Сталин и другие ораторы равно бичевали «великорусский шовинизм и местный национализм». (Напомним, что в большевистской фразеологии под «великорусским шовинизмом» понималось стремление к равноправию русского народа с другими народами СССР. Просто удивительно, что авторы нынешней 282-й статьи Уголовного кодекса не использовали столь ёмкий термин!..)

    Ещё 8 января 1937 г. в беседе с писателем Лионом Фейхтвангером Сталин утверждал: «Мы не можем допустить пропаганду натравливания одной части населения на другую, одной нации на другую. Мы не можем допустить, чтобы постоянно напоминали, что русские были когда-то господствующей нацией.»

    Разительная перемена, заметная уже в речах делегатов XVIII съезда ВКП(б) (1939 г.), лишний раз подтверждает тезис о «революции Сталина», произошедшей в те годы. «Народы СССР безмерно благодарны великому русскому народу, который, вместе со всеми народами СССР, под руководством большевистской партии, под руководством гениальных вождей Ленина и Сталина разрушил до основания помещичье-буржуазный строй и навеки уничтожил позорный национальный гнёт» (речь Чарквиани, Грузия), - в этой в общем-то типично «съездовской» фразе слова «великий русский народ» были немыслимы ещё несколькими годами ранее. О «великом русском народе» говорит на XVIII съезде Хрущёв, говорят делегаты от Таджикистана и Армении, от Украины и Киргизии...

    В чём была причина такого радикального поворота, от «безродного интернационализма» - к признанию государственнообразующей роли именно русского народа? Надо полагать, правящая верхушка – и прежде всего сам И. В. Сталин – пришли к выводу, что невозможно строить великую державу на абстрактной основе «Манифеста Коммунистической партии». Что все тома Маркса, Энгельса и Ленина, вместе взятых, не заменят тысячелетнего исторического опыта русского народа и русского государства. Что признание ведущей роли русского народа вполне оправдано с точки зрения задач, которые ставились перед этим народом и всей страной. Чистый прагматизм – ничего более.

    Здесь уместно вспомнить и тост за здоровье русского народа, произнесённый И. В. Сталиным на приёме в Кремле в честью командующих войсками Красной Армии 24 мая 1945 года: «Я пью прежде всего за здоровье русского народа потому, что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза», - и т. д. (См. И. В. Сталин, Сочинения, том 15, часть 3, издание 2010 г.) Ряд документов, однако, показывают, что высокая оценка русского народа была свойственна Сталину как минимум с начала 1930-х годов.

    Вот письмо Д. Бедному 12 декабря 1930 г.: указывая, что тот стал «…возглашать на весь мир, что Россия в прошлом представляла сосуд мерзости и запустения, …что «лень» и стремление «сидеть на печке» являются чуть ли не национальной чертой русских вообще…» - Сталин характеризует позицию Д Бедного как «клевету на наш народ, развенчание СССР, развенчание пролетариата СССР, развенчание русского пролетариата» (И. В. Сталин, Сочинения, т. 13, 1951 г.).

    А вот воспоминания А. И. Коллонтай о встрече со Сталиным в ноябре 1939 г. Речь идёт о предстоящей войне. Сталин указывает: «Всё это ляжет на плечи русского народа. Ибо русский народ – великий народ. Русский народ – это добрый народ. У русского народа – ясный ум. Он как бы рождён помогать другим нациям. Русскому народу присуща великая смелость, особенно в трудные времена, в опасные времена. Он инициативен. У него – стойкий характер. Он мечтательный народ. У него есть цель. Потому ему и тяжелее, чем другим нациям. На него можно положиться в любую беду. Русский народ – неодолим, неисчерпаем.» (И. В. Сталин, Сочинения, т. 18, 2006 г.)

    «И нам нужно развивать самые лучшие черты русского характера именно потому, что в какой-то период лучшие черты нашего характера сделали нашу страну сильной, по сути, создали нашу страну. Какие это черты?

    Это абсолютно понятные вещи: терпимость, отзывчивость, умение уживаться вместе с соседями, строить совместное государство, уверенность в себе. И как следствие – известное всем великодушие, широкий взгляд на вещи, на свою историю и на историю других. Наверное, именно в этом и проявляется русская традиция и русский характер.» А это уже не Сталин, это из упомянутой речи Д. А. Медведева! Похоже, не правда ли?

    Необходимо пояснить: всё, здесь сказанное – вовсе не в упрёк Дмитрию Анатольевичу, не попытка изобразить его сталинистом. Никоим образом это и не комплимент коммунистическому строю как таковому. Речь вообще не об этом. Национальная политика обязана присутствовать в любом многонациональном государстве. Даже для антикоммуниста должно быть очевидно: СССР, где признаётся ведущая роль русского народа - по-любому предпочтительнее, нежели русофобский СССР 1920-х годов.

    То же и сегодня: как бы ни критиковали мы нынешний режим – он может эволюционировать в том или ином направлении, к окончательному развалу страны или к её возрождению. Последнее невозможно, если мы продолжаем лезть в Европу и насаждать у себя западные ценности. Чтобы идти по правильному пути, следует осознавать, что мы принадлежим к самостоятельной, отличной от Запада русской цивилизации. Задача верховной власти – как минимум об этом напоминать.

    Заявление одного из первых лиц в государстве о приоритете русской культуры указывает на путь консолидации на основе русской системы ценностей. На данном этапе не очень существенно, врёт Медведев или искренен, понимает смысл сказанного или просто читает, что дают. Значение имеет то, что «русский путь» формально одобрен на самом высоком уровне.

    И тем важнее для нас помнить тот опыт, который был накоплен в области межнациональных отношений руководством Советского Союза.

    Кульминацией курса на построение великой многонациональной державы, ядром которой являлся русский народ, стал XIX съезд КПСС в 1952 г. Самый забытый и самый закрытый съезд – единственный, чьи материалы не опубликованы до сих пор. К счастью, речи его участников сохранились в подшивках советских газет.

    Практически все ораторы, выступавшие на XIX съезде от национальных и автономных республик, сочли необходимым особо сказать о роли «великого русского народа» и заявить о нерушимой дружбе с ним.

    «Силой, цементирующей дружбу народов нашей страны, является русский народ, русская нация, как наиболее выдающаяся из всех наций, входящих в состав Советского Союза,» - сообщил не кто иной как товарищ Берия. (Газета «Правда» отмечает в этом месте – «бурные аплодисменты».)

    «Не только народы Советского Союза, но теперь и народы древнего Китая и других народно-демократических стран называют с глубоким уважением и горячей любовью своим старшим братом великий русский народ, который дал миру ленинизм и своими героическими подвигами показывает всем пример самоотверженной борьбы за свободу и счастье для всех трудящихся земного шара,» - говорил на съезде драматург Корнейчук.

    В заключительном слове на последнем заседании И. В. Сталин употребил оборот «мы, русские коммунисты». Что означали в то время слова Сталина – надеюсь, не надо объяснять. Вождь уникальной великой державы счёл нужным подчеркнуть, что он считает себя русским!

    После такого никаких дополнительных разъяснений для тогдашней «вертикали власти» не требовалось. И – по факту – СССР основывался именно на русской культуре, на русской системе ценностей. (Как на русский менталитет повлияла Советская власть, было это во благо или во зло – отдельный вопрос.)

    Здесь следует предупредить очевидное возражение. Мол, из русского народа коммунисты выпили все соки, за счёт русских областей финансировался подъём национальных окраин и так далее. Да, это правда. При Советской власти, в первые её десятилетия, русскому народу жилось несладко – как и всем прочим народам. И, действительно, малоразвитые республики Средней Азии, Закавказья, Прибалтики получили мощный импульс для развития именно благодаря ресурсам, взятым из среднерусских регионов.

    Такова была стратегия развития, принятая руководством Советского Союза. Это руководство, с И. В. Сталиным во главе, понимало: главный ресурс государства – русский народ, как наиболее многочисленный и наиболее развитый. Публичное признание данного факта было проявлением элементарной справедливости. Что, без сомнения, было по достоинству оценено прежде всего русскими людьми.

    Автор настоящей статьи сознательно не касается вопроса о том, могла ли страна пойти по иному пути. Потому что кто бы ни был у власти – хоть Сталин, хоть генерал Врангель, хоть патриарх всея Руси – в любом случае власть обязана проводить определённую национальную политику. Та политика, которую в реальной истории осуществлял Сталин и его преемники, доказала свою высокую эффективность. Значит, этот опыт нужно изучать – неважно, считаешь ты себя при этом коммунистом или антикоммунистом.

    В чём значение той русской великодержавной риторики, которая с лёгкой руки Сталин стала неотъемлемой частью «коммунистического языка»? Каково её, выражаясь словами Пелевина, «энергетическое наполнение»?

    Признав главенствующую роль русского народа, большевики указали всем прочим нациям и народностям культурно-ценностный ориентир. С этого момента в многонациональном СССР действительно стала складываться новая историческая общность – советский народ. Но в данном случае «советский» означало на 99% «русский по культуре». Все граждане СССР говорили по-русски, черпали жизненный опыт прежде всего в русской истории, воспринимали систему ценностей русского общества. И воспитывались на русской классической литературе (за неимением чего бы то ни было подобного у всех прочих). Вспомним: в эпоху «позднего социализма» все – прибалты и жители Средней Азии, Кавказа, Закавказья, славяне и тюрки, евреи и чеченцы – все были «наши», советские. Наши - именно в таком, «русском» понимании этого слова.

    А многолетнее подстёгивание развития национальных республик позволило в конце концов превратить СССР в единый народнохозяйственный комплекс. Выгоды от налаженных экономических связей в масштабе страны, от межрегионального и межреспубликанского разделения труда должны были сторицей окупить вложения, сделанные Россией в остальные республики! И максимум выгод должен был получить именно русский народ – просто по определению, как наиболее многочисленный и обладающий самой развитой экономикой. Возможно, имели смысл какие-то особые программы развития Нечерноземья – так они и были приняты, и реализовывались. Но... тут СССР распался. (Как и почему – отдельная тема.)

    Вернёмся к руководящим документам КПСС, к партийным съездам. Принципы государственного строительства, заложенные Сталиным в 1930-е годы, надолго пережили его самого. На протяжении всего послевоенного периода - при Сталине, при Хрущёве, при Брежневе – признание особой роли и особых заслуг великого русского народа остаётся официальной позицией Коммунистической партии Советского Союза. Это звучит неправдоподобно – особенно для жителя современной России – но это исторический факт.

    Что говорил по этому поводу Сталин – мы уже видели. Ровно то же вслед за Сталиным повторяли и его преемники.

    Из доклада Н. С. Хрущёва о Программе Коммунистической партии Советского Союза на XXII съезде КПСС (1961 г.): «Отсталые ранее народы при помощи более развитых и прежде всего великого русского народа миновали капиталистический путь, поднялись до уровня передовых.»

    Из отчётного доклада Л. И. Брежнева XXIV съезду КПСС (1971 г.): «В образовании, укреплении и развитии этого могучего союза равноправных народов, ставших на путь социализма, сыграли свою роль все нации и народности нашей страны, и прежде всего великий русский народ. (Аплодисменты.)»

    Из отчётного доклада Л. И. Брежнева XXVI съезду КПСС (1981 г.): «С первых лет Советской власти наша экономическая и социальная политика строилась так, чтобы как можно быстрее поднять национальные окраины России до уровня развития её центра. И эта задача была успешно решена. Важнейшую роль здесь сыграли тесное сотрудничество всех наций страны и прежде всего бескорыстная помощь русского народа. (Аплодисменты.)»

    На каждом съезде партии, вплоть до XXVII-го включительно (1986 г.), звучали речи представителей союзных и автономных республик, не дававшие никому забыть о значении русского народа. Вот лишь несколько наиболее ярких примеров.

    XX съезд (1956 г.): «В расцвете национальных республик и областей Советского Союза большую роль сыграл великий русский народ. Все народы страны будут вечно благодарны великому русскому народу за огромную помощь в развитии их хозяйства и культуры» (Гафуров, Таджикистан).

    XXI съезд (1959 г.): «Литовский народ никогда не пойдёт за теми, кто попытается нарушить дружбу с великим русским народом и другими советскими народами...» (Снечкус, Литва).

    XXII съезд (1961 г.): «У нас в народе бытует пословица, которая по-русски звучит так: «Если товарищ твой русский, знай, путь твой правильный и неузкий»» (Ахундов, Азербайджан).

    XXIII съезд (1966 г.): «...невольно приходит на ум – делаем ли мы, представители национальных республик, всё от нас зависящее для того, чтобы хоть в какой-то мере оправдать это огромное внимание, помощь со стороны прежде всего великого брата – русского народа, волей и разумом которого скреплена дружба народов СССР, обретён весь мир социального прогресса» (Табеев, Татарстан).

    XXIV съезд (1971 г.): «В развитии советской социалистической культуры неоценима роль культуры великого русского народа – его языка, искусства и литературы» (Кочинян, Армения).

    XXV съезд (1976 г.): «У узбека, как и у всех наших народов, равных среди равных, один старший брат – это великий русский народ» (Рашидов, Узбекистан).

    XXVI съезд (1981 г.): «Акакий Церетели, наш великий предок, думая о будущем своего народа, завещал грядущим поколениям: идти вместе с рвущейся к свету молодой Россией. Мечта сбылась. Россия прорвала мглу и сама стала негаснущим светочем. С Россией вместе, ведомые Россией и великим русским народом развеяли тьму другие народы-братья» (Шеварднадзе, Грузия).

    XXVII съезд: (1986 г.): «Всё, чего достигли киргизы, а эти достижения впечатляющи, связано прежде всего с интернациональным подвигом великого русского народа» (Масалиев, Киргизия).

    Прославляя подвиги чекистов и прелести планового хозяйства, сами коммунисты склонны забывать о значении советской национальной политики. А ведь то, что коммунистической партии удалось найти подход к сердцу русского человека, задействовать творческий потенциал русского народа – это одна из важнейших предпосылок всех достижений Советского Союза.

    Равным образом и либералы-западники, по факту стоящие сегодня у власти в России, недооценивают важность национальной тематики. И дело тут не в справедливом распределении бюджетных трансфертов (вернее, не только в этом). А в том, что если люди воспринимают высших руководителей страны как «не наших» - то любые идущие «сверху» призывы останутся пустословием. Хоть ты к модернизации призывай, хоть к чему. И наоборот: та (будущая) власть, которую жители России признают своей, русской, способна будет задействовать инициативу масс. Содержащийся здесь потенциал намного превышает возможности любой из нынешних политических сил.

    Слова, сказанные Медведевым 17 января 2011 г. – это одновременно очень много и очень мало. Очень много – потому что защита русскости получила теперь как бы официальный статус. А шумные «толерасты» и всякого рода «антифа», в свою очередь, вытесняются тем самым в маргинальную политическую нишу.

    В частных разговорах огромное большинство жителей России высказывается против засилья чуждых культур и ценностей. Увы – мало кто способен открыто выступить против разгула русофобии в СМИ и в повседневной жизни. (Пример - мизерное число участников «Русских маршей» по сравнению с общим числом их потенциальных сторонников.) Но если «русская» политика легализуется, становится официально допустимой – это должно стать мощным толчком для самоорганизации сторонников русского пути развития. И для постепенного превращения их в реальную политическую силу. Неважно – в виде какой-то новой партии или в виде мощной прослойки внутри партий уже существующих.

    Но одних слов, пусть даже прозвучавших с самого высокого уровня, мало для того, чтобы что-то изменить в жизни. Есть качественная разница между эпохой СССР 1950-1980-х годов и современностью. Тогда слово «русский» ассоциировалось с победой в Великой Отечественной войне и с полётом Гагарина, с непобедимой армией и второй в мире экономикой. А сейчас?.. Разве что с тем, как стремительно мы растратили всё, что было достигнуто адским трудом и миллионами смертей.

    Сейчас русским гордиться нечем. И винить в этом следует только самих себя.

    Понятие «государствообразующий народ» означает, что этот народ «по определению» отвечает за всё, за хорошее и за плохое. Как командир отвечает за всё, что происходит во вверенном ему подразделении. Так и мы, русские, не только гордимся былыми победами, но и несём ответственность за нынешний упадок.

    В таком случае – имеют ли сегодня смысл слова «великий русский народ»? Да, имеют - но только если мы сами в них верим! Верим, что наша история, наш национальный характер, наши отличия от других культур помогут отыскать нужный путь. Такой путь, по которому имеет смысл идти.

    Собственно говоря, в этом и заключается русская национальная идея.

Владимир Владимиров