обсе

На сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ витал дух русофобии.


Запад против России

    Очередная сессия Парламентской ассамблеи ОБСЕ проходила в Монако с 5 по 9 июля. Ее особенностью являлось то, что она стала первой для нашей делегации после парламентских и президентских выборов в России.

    Повестка дня была достаточно насыщенной. На сессии приняты 28 резолюций.

    Cледует признать: некоторые принятые резолюции все-таки играют позитивную роль в строительстве гражданского общества, развитии демократических свобод и проведении честных выборов.

    Первая тенденция, которая бросается в глаза, - это антироссийский настрой большинства парламентариев.

    Меня снова опечалила позиция некоторых депутатов, которые создают обстановку нетерпимости по отношению к России. Это прежде всего касается представителей Латвии, Литвы, Эстонии и Грузии. Их выступления на пленарном заседании просто повергали в шок. Особенно мне горько стало за грузин, за эту прекрасную нацию, которая в течение столетий шла рука об руку с русским народом. Мы были вместе и в беде, и в радости, а сегодня грузинская сторона пытается самым беспардонным образом переписать историю. Якобы со стороны России имела место только оккупация и угнетение грузинского народа. Видимо эти деятели даже не удосужились прочитать историю вхождения Грузии в состав Российского государства.

    Следующая тенденция – это антибелорусский настрой многих делегатов из западных стран. Они никак не могут смириться с тем, что Белоруссия проводит независимую политику. Что республика сохранила рабочие места, сохранила село, промышленное производство. Что президент Лукашенко проводит политику в интересах народа, а не олигархического капитала. Поэтому агрессивно настроенное большинство Парламентской ассамблеи добилось принятия антибелорусской резолюции.

    Отметил бы также антиславянское настроение ряда делегатов.

    Удивила в очередной раз украинская делегация, которая разделилась по ряду ключевых вопросов. Фактически украинские депутаты выступали как представители двух разных государств, с разными оценками и характеристиками. Те нравы, которые царят в парламенте Украины, где иногда доходит до драки, они попытались перенести и на сессию Парламентской ассамблеи ОБСЕ. Видеть это было очень неприятно.

Кто является политическим заключенным?

    Российская делегация работала в трех комитетах. Я на этот раз работал в Комитете по демократии, правам человека и гуманитарным вопросам. И мне удалось провести там две резолюции, по которым я выступал с основными докладами.

    Первая из них – «Свобода передвижений в регионе ОБСЕ». В ней ставится вопрос об отмене визового режима между странами – участницами ОБСЕ. Это решение долго обсуждалось на Парламентской ассамблее, несколько раз оно отклонялось, но сейчас мне удалось убедить делегатов в необходимости его принятия.

    Вторая резолюция касается выборов. Она предполагает унификацию оценок честности и прозрачности проведения выборов наблюдателями в государствах-участниках ОБСЕ. Сегодня таких критериев нет. Поэтому, например, на парламентских и президентских выборах в России мнения наблюдателей разделились. Часть из них признала выборы нечестными и нелегитимными, другие же заявили, что они прошли в рамках закона и международных норм. К сожалению, в ПА ОБСЕ возобладала вторая точка зрения.

    Поэтому мы предложили дать оценки: что такое честные выборы, что такое фальсификация, что такое свобода слова. К этому Парламентская ассамблея шла более 10 лет, но наконец-то удалось убедить делегатов, что такие нормативы необходимо принять.

    Был принят еще целый ряд резолюций. Например, одна из них касалась Украины. Как я уже говорил, украинская делегация разделилась, и камнем преткновения стала «тетка с косой» - небезызвестная Юлия Тимошенко. Ее сегодня пытаются представить не как чиновника, осужденного за экономические преступления, а как политического узника. Считаю это в корне не верным, хотя на сессии ПА ОБСЕ была принята резолюция в поддержку Юлии Тимошенко. Я выступил с предложением: сначала определиться, кто такой политический заключенный? И аргументировал свою точку зрения несколькими примерами, в том числе из российской действительности. Допустим, человек в станице Кущевской совершил несколько убийств, но он является депутатом от «Единой России». Однако говорить, что он – политический заключенный – нельзя. Потому что в первую очередь этот человек убийца, а не депутат. И защищать таких «политических заключенных» - само по себе преступление.

    Или другой пример, когда депутат изнасиловал ребенка. Какой же он политический узник? Но, тем не менее, он просит политического убежища в другой стране, заявляя, что протестует против российского государственного устройства.

    С другой стороны, случай с депутатом Владимиром Бессоновым – это чистой воды политическое преследование. Ему мстят за активную работу в Госдуме, организацию митингов, шествий, пикетов, непримиримую борьбу с нарушениями на выборах.

    На самом деле, четкого понятия, кто является политическим заключенным, в международном праве нет. Поэтому я и предложил сначала дать это определение, а потом уже принимать резолюции. К сожалению, мое предложение не было принято.

И вновь двойные стандарты…

    Считаю очень негативным сигналом для нашей страны принятие резолюции «Законность в России: дело Сергея Магнитского». На мой взгляд, это дело абсолютно раздуто. И связано принятие такой резолюции с предстоящими в США президентскими выборами. Не зря на заседании ПА ОБСЕ приехал сам Макфол, идеолог «оранжевых революций». Под его бдительным оком и принималась эта резолюция. Сразу скажу, что мне горько и обидно было за Россию. Безусловно, в деле Магнитского много неясного, и возникают вопросы к целому ряду должностных лиц. Но вводить санкции в отношении людей, которые не были осуждены, и вина которых не доказана – считаю недостойным. Здесь опять налицо политика двойных стандартов в отношении России.

    Конечно, вся наша государственная система пронизана коррупцией. И если копнуть поглубже любое «дело Магнитского», мы обязательно натолкнемся на коррупционные проявления либо со стороны чиновников, либо депутатов, либо сотрудников правоохранительных органов. Но списки, подобные «списку Магнитского», составляются не потому, что таким образом американцы хотят восстановить справедливость и наказать виновных. Это делается из чисто конъюнктурных соображений.

    В целом же российская правоохранительная система неизлечимо больна. Еще раз повторю, «дело Магнитского» - это капля в море. Даже бывший президент Медведев вынужден был признать, что наши правоохранительные органы и суды коррумпированы. И в то же время расписался в своем полном бессилии бороться с этим злом. Приведу целый ряд примеров из практики российских правоохранителей. Давайте вспомним нашего депутата Мартемьянова, который был убит, и до сих пор его убийцы не найдены.

    Считаю, что до сих пор не раскрыто дело, связанное с убийством прокурора Саратовской области Григорьева. Что же это за правоохранительная система, если даже в столь знаковом преступлении заказчики так и не понесли никакой ответственности?

    Идет преследование бывшего депутата Саратовской городской Думы Фейтлихера за его политическую позицию. В результате он вынужден был покинуть Россию. И сколько еще людей подвергаются репрессиям только потому, что они посмели поднять руку на систему откатов, вымогательств, пошли против интересов магнатов-коррупционеров!

    На мой взгляд, корни всех этих коррупционных проявлений в том, что до сих пор не ратифицирована 20-я статья Конвенции ООН по борьбе с коррупцией, предусматривающая декларацию расходов чиновников. Жулики и воры, не желающие ее ратификации, прикрываются презумпцией невиновности. Но почему же в других странах ОБСЕ эти нормы действуют? Видимо, дело здесь в том, что после ратификации статьи начнется массовое выявление коррупционеров среди государственных служащих. Этого они и боятся!

Единственная альтернатива кризису

    На сессии ПА ОБСЕ был рассмотрен еще целый ряд резолюций. Это «Равное участие женщин в процессах принятия решений в ОБСЕ», «Укрепление безопасности в регионе ОБСЕ», «Развитие сотрудничества ОБСЕ с Афганистаном до 2014 года и в последующий период». Считаю, что нынешняя ситуация в Афганистане, где разрушена вся инфраструктура, отсутствует политическая система, а главная статья экспорта – производство наркотиков, выгода прежде всего американцам и их союзникам. Они оккупировали страну и сознательно держат ее в таком состоянии, чтобы сохранить очаг нестабильности в мягком подбрюшье России. Поэтому неудивительно, что наши предложения по исправлению ситуации в Афганистане, которые выдвигались на заседании ПА ОБСЕ, не прошли.

    Были также приняты резолюции по Молдове и Грузии. Из сессии в сессию Грузию с маниакальной поддержкой Запада и большинства ПА ОБСЕ проводит решение о том, что Россия – агрессор, захватчик, и вообще монстр, от которого исходит угроза миру. На мой взгляд, это очередной пример применения двойных стандартов. Почему-то никто не ставит вопрос о том, что произошло в Югославии, Ираке, Афганистане, Ливии, когда войска НАТО убили тысячи людей, фактически разрушив экономику и социальную сферу этих государств. Но эти трагедии не замечаются странами – участницами ОБСЕ.

    Когда шла война в Чечне, депутаты вынесли решение, что это справедливая борьба чеченского народа за независимость. Но когда за независимость от Грузии начинают бороться Абхазия и Южная Осетия, такую борьбу называют актом агрессии со стороны России.

    Была принята очередная резолюция по ядерной программе Ирана, а также резолюция «Противодействие связанному с насилием экстремизму и радикализации, ведущим к терроризму». Здесь я бы разделил понятия. Например, в России вместо борьбы с экстремизмом мы видим подчас борьбу с оппозиционными партиями. И недавнее ужесточение законодательства свидетельствует о том, что вместо противодействия экстремистам власть начинает сводить счеты с неугодными политиками.

    Среди других резолюций следует отметить «Роль малых государств ОБСЕ», «Содействие использованию новых и возобновляемых источников энергии», «Обмен опытом в использовании водных ресурсов в целях укрепления глобальной продовольственной безопасности», «Оказание помощи детям в посткризисных ситуациях», «Защита уязвимых групп населения от торговли людьми», «Борьба с расизмом и ксенофобией в отношении лиц африканского происхождения в регионе ОБСЕ», «Скрывающиеся от правосудия транснациональные преступники».

    Хочу подчеркнуть, что все вышеперечисленные негативные явления имеют место и в Российской Федерации.Необходимо переходить от обожествления золотого тельца к другим ценностям свободе, и справедливости. Иначе ни России, ни планете в целом никогда не выбраться из череды кризисов.

 

Валерий Рашкин