«Свобода» хуже неволи.


    Случай с задержанием в России 25 мая участника беспорядков во Львове показателен тем, что красноречиво характеризует образ современного украинского национализма. Точнее, не самого национализма, а таких политических проектов, как ВО «Свобода», продвигающих на рынок свой продукт под брендом этой идеологии. Поэтому, говоря об украинских радикалах и их политических движениях, термин «национализм» можно применять с достаточной долей условности. И дальше станет понятно, почему.

    К слову, бесчинства во Львове стали последней на сегодняшний день громкой акцией радикальных элементов, так как анонсированный на 21 мая марш «Свободы» в Одессе провалился – акцию аннулировали.

Поочередно в обоих направлениях

    Итак, российская полиция задержала в поселке Еруда Красноярского края гражданина Украины, который подозревается в активном участии в бесчинствах 9-го мая во Львове, когда молодчики из Всеукраинского объединения «Свобода» нападали на ветеранов и других желающих возложить цветы к Вечному огню. Тогда же под удар попала и делегация российского консульства - радикалы удалось прорваться к дипломатам, захватив и растоптав венок, который россияне намеревались возложить к могилам советских солдат. Видеокадры с молодчиками, прорывающимися сквозь кордоны милицейского оцепления, раскачивающими автобусы с ветеранами и срывавшими с присутствующих георгиевские ленточки, облетели весь мир. Что касается задержанного экстремиста, он был объявлен в международный розыск, так как нарушил взятую с него подписку о невыезде – вместо того, чтобы дождаться суда в связи с уголовным делом за хулиганство, он предпочел бежать из Украины. Новое лицо «Свободы» и депутат Львовского облсовета Ирина Сех подтвердила информацию о задержании, назвав имя и фамилию «свободовца», подавшегося в бега. Но почему именно в Россию? Оказывается, начиная с 1992 года, задержанный регулярно работал вахтенным методом на золотодобывающих предприятиях российского севера. Удивительно, не правда ли? Зарабатывать деньги в России, а возвращаясь в родную страну, участвовать в провокациях, разжигать ненависть к «москалям» и в каждой выбоине не тротуаре искать «руку Москвы».

    Да нет, на самом деле, ничего удивительного. Весь современный украинский радикализм, выступающий под «националистической» вывеской, соткан из взаимоисключающих элементов и базируется на крайне противоречивом идеологическом фундаменте. Современные украинские радикалы умудряются не просто существовать в двух параллельных реальностях – зачастую их «слово и дело» элементарно противоречат друг другу.

Воинствующее раздвоение

    Подобные примеры «раздвоения личности» - не исключение, а самое настоящее правило. Можно сказать даже, стиль жизни. К слову, самих украинских радикалов такой порядок вещей нисколько не смущает. Очень показателен в этом плане «урок русофобии», который устроила в одном из львовских детсадов зампредседателя «Свободы», теперь уже дважды депутат Львовского областного совета Ирина Фарион. Год назад, появившись в дошкольном учреждении под конвоем нескольких телекамер, радикалка начала поучать малышей, какие имена они должны носить и как должны называть себя национально сознательные дети. На живых примерах депутат поучала детей, как правильно обращаться друг к другу и почему неправильно говорить «Миша», «Наташа», «Алена». В достаточно резкой форме Фарион отдавала малышам указания в стиле «Никогда не зовите Маричку Машей. Потому что если она Маша, то это форма не наша, пусть она едет туда, где эти Маши живут. Если кто-то вдруг Пэтрыка обозвал Петей - это тоже неукраинский мальчик, он должен был бы отсюда уехать или знать, как правильно его на украинском языке зовут».

    Случай очень интересен именно как иллюстрация тезиса о том, что раздвоение личности украинских радикалов не смущает. Дело в том, что сразу после инцидента, уже после того, как ряд родителей подали на Фарион в суд за «бесплатный» стресс, выяснилось, что ее собственную дочь зовут очень «украинским» именем Жанна. Правда, в считанные дни после скандала ее поспешили переименовать в более «национально сознательную» Софию.

    Логично, что раскрученный президентом Ющенко голодомор является одной из ключевых тем, которые продвигает ВО «Свобода». Голоду 1932-33 гг. посвящены сразу несколько программных требований организации. В частности, радикалы считают своей задачей добиться от Верховной Рады Украины, ООН, Европарламента, парламентов стран мира, признания геноцида украинцев в XX-м веке преступлением против человечества. Производное от него программное требование – добиваться от Москвы официального признания, извинения и компенсации за геноцид украинцев. Возможно, это благие цели, за которые нужно бороться, если бы не два «но». Во-первых, Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него датируется 1948-м годом, а закон обратной силы не имеет. Поэтому, не умаляя преступлений сталинского режима, с юридической точки зрения события 1932-33 гг. геноцидом считаться не могут. Правда, сами представители ВО «Свобода» стараются данный факт не озвучивать и вообще обходить стороной. А во-вторых, на Западной Украине, базовом регионе организации, выразителем интересов которого претендует выступать «Свобода», советского голода 1932-33 гг. просто не было. Да и не могло быть – западные области в то время входили в состав Польши и о жертвах голодомора «свободовцы» могли узнать не ранее, чем во времена перестройки. Если же они имеют в виду голод 1932-33 гг. на Западной Украине, о котором, в частности, писали немецкие газеты того времени, то здесь уместно выдвигать претензии к Польше, под юрисдикцией которой они находились.

    Из последних случаев стоит вспомнить свежее решение Львовского облсовета, где большинство контролирует именно «Свобода», выделившего 2, 4 миллиона гривен, чтобы завершить памятник Бандере во Львове (правда, справедливости ради, нужно сказать, что часть средств пойдет на реконструкцию площади Кропивницкого). При том, что ранее памятник одному из предводителей ОУН уже «проглотил» миллион 200 тысяч гривен. Что особенно контрастно смотрится на фоне уникально разбитых дорог Львовской области, по некоторым участкам которых можно передвигаться разве что на танке. Проводимая правящей на Западной Украине партией линия под условным названием «зрелища вместо хлеба» просматривается очень красноречиво. Налицо попытка отвлечь избирателя от заваленного мусором Тернополя, разбитых дорог «украинского Пьемонта» и разваливающейся на глазах канализации Львова с помощью навязывания «гнилой» повестки дня в виде обвинений в «антиукраинской истерии», НАТО, памятников Бандере и чествования других вождей ОУН-УПА.

Дезинтегрирующая идеология

    Но главной двойственной характеристикой самого кассового националистически-радикального проекта является идеология. Сравнительный анализ идейных платформ и программных положений европейских националистов и их украинской «копии» высвечивает ключевые расхождения между ними. Дело в том, что идеологические принципы европейских националистов и украинских «свободовцев» продуцируют разные, правильнее сказать, даже противоположные векторы. В то время как для европейских националистов идеология призвана выполнять объединяющую задачу, то украинские радикалы действуют с точностью наоборот.

    Если говорить о квинтэссенции политического дискурса, то британский Ник Гриффин, швейцарский Кристоф Блохер, французский Ле Пен и другие говорят: каждый может считаться англичанином, швейцарцем, французом etc, если он живет по нашим законам, уважает наши традиции, говорит на нашей языке и работает на процветание нашего общества. «Э, нет, - говорят «тягныбоки», - ты можешь говорить на чистой украинской мове, петь украинские песни и твоим единственным прегрешением может быть переход улицы на красный свет, но пока мы не решим, что ты - украинец, ты украинцем не являешься. И не факт, что имеешь право жить в нашей стране». Впрочем, лучше всего, что будет дальше, озвучила в детском садике Фарион: «Потому что если она Маша … пусть она едет туда, где эти Маши живут» Что это означает? Любой иммигрант, какой бы ни была его национальность, который работает в Лондоне, к примеру, программистом, соблюдает английские законы и уважает английские традиции, имеет право интегрироваться в английское общество. А в Украине, которая объединяет более ста национальностей, русский или татарин помещаются в подвешенное состояние, потому что завтра к власти придут «тягныбоки» и скажут ему «все, ты не украинец, убирайся вон».

    Если же рассматривать эффект, который оказывает «Свобода» на украинскую политику, то ее деятельность порождает логичное противодействие на противоположной стороне баррикад в виде появления таких политических объединений как «Родина», стремящихся выступать выразителями и защитниками интересов других национальных групп, в первую очередь русскоязычных.

Не в одной лодке

    То есть, для европейских националистов водораздел происходит на ментальном и культурном уровне, независимо от цвета кожи и происхождения. Что касается «Свободы», которая претендует быть выразителем интересов украинской этнической группы, ее программа предусматривает введение уголовной ответственности за любые проявления украинофобии. Опасность, как всегда, заключается в деталях. А именно, «свободовцы» умалчивают, кто и по каким критериям будет определять, что такое украинофобия и что попадает под это, в представлении «свободовцев», преступление? К примеру, в Парагвае времен диктатора Стресснера, под такое преступление как терроризм попадало отсутствие в помещении портрета «конституционного президента». Получается, каждый из читателей, кто читает эти строки, по парагвайским законам того времени - террорист. Вот чтобы также не получилось и с украинофобией.

    История многократно демонстрировала, что радикальные течения, взявшие на вооружения ксенофобские лозунги, всплывают на политическую поверхность именно во времена потрясений, экономической и политической нестабильности. Так приходили к власти Гитлер, Франко, Пиночет, кровавые африканские диктаторы типа Мобуту или Иди Амина. Именно подобный период сегодня переживает Украина. Поэтому рост популярности «Свободы», которая к сегодняшнему дню контролирует три областных и ряд городских советов Западной Украины, закономерен. Формула успеха радикалов проста – кроме грамотного позиционирования и пиар-стратегии, они предлагают потерявшему нравственные и никогда не имевшему политических ориентиров избирателю простые, на грани примитива, ответы на болезненные вопросы повестки дня. Но самому украинскому избирателю стоило бы задуматься над тем, что еще никогда разжигание межнациональной розни и призывы резать «жидов и москалей» не приводили ни к установлению законности, ни к вожделенному правопорядку с благополучием.

Сергей Слободчук, политический консультант