«Из русских в Эстонии делают обыкновенное рабочее быдло»

«Из русских в Эстонии делают обыкновенное рабочее быдло».


Эксперт считает, что эстонцы поступают хуже ненавистных им «оккупантов»


    В Эстонии разразился скандал — генеральный директор Языковой инспекции Ильмар Томуск выпустил детскую книжку о 14-летнем мальчике по имени Йоханесс, который не понимает, зачем нужно учить русский язык... Все бы ничего, да вот только по сюжету однажды подросток наблюдает, как пьяные русские избивают маленького мальчика, пытаясь отобрать у него мобильный телефон. По мнению депутата эстонского парламента Яны Тоом, это произведение является оскорбительным для русских.

    В книге Томуска «Vend Johannes» («Брат Йоханнес») в одном из рассказов главный герой убедился на личном примере, зачем необходимо знать русский язык, когда увидел, как двое пьяных мужчин, не понимающих ни эстонскую, ни английскую речь, избивают ногами маленького мальчика и пытаются отобрать у него телефон. «Поскольку Йоханнес был большим и крепким парнем, то он дает пьяным русским в зубы, приходит домой и говорит родителям, что теперь он понял, зачем надо изучать русский язык», — пересказала Тоом содержание в интервью Postimees. По ее мнению, данный рассказ совершенно неприемлем для детей.

    «Я не представляю себе такой детский сборник на русском языке, в котором была бы такая история про эстонцев. Тогда бы в Эстонии поднялся крик до небес, и это было бы справедливо. Должны же быть какие-то границы», - добавила депутат.

    Тоом особенно подчеркнула, что автор сего произведения является высокопоставленным чиновником, поэтому ему следует быть «очень корректным» в таких вопросах. При этом она огорчена тем, что спустя 10 лет в эстонской литературе, особенно в произведениях, касающихся русских, по-прежнему «мрачная и неприятная» картина. «Теперь я нахожу это среди детской литературы. Меня затошнило. Ничего не меняется», - возмутилась Тоом.

    Между тем сам горе-писатель Томуск считает, что его произведение нисколько не порочит русских и вообще не касается национального вопроса. «Это веселая детская книга и ни в одном из ее рассказов не сказано, что речь идет о человеке той или иной национальности. Я человек с филологическим образованием и хочу, чтобы люди владели иностранными языками», - оправдывался гендиректор Языковой инспекции. По его словам, Тоом в своем пересказе исказила текст, не упомянув, что главный герой пытался разрешить конфликт мирным путем. Кроме того, Томуск заявил, что поднял эту проблему, так как замалчивать ее нельзя. На вопрос, почему именно русские представлены отрицательными персонажами, чиновник автор ответил, что рассказ основан на реальных событиях. «Я бы мог, конечно, написать, что мужчины говорили по-польски или по-латышски, но тогда бы я солгал», - добавил Томуск.

    При этом он обратил внимание, что во втором рассказе Йоханнес занимается гимнастикой, но никто не говорит, что это порочит физическое воспитание. В другом рассказе подростка крестят в церкви. «При наличии хорошей фантазии можно вычитать, что в этом рассказе порочат религиозные обряды», — иронизирует Томуск.

    Конфликт между Тоом и Томуском еще раз, как лакмусовая бумажка, отражает положение русскоязычного населения в Эстонии. Подобные проблемы характерны для всего постсоветского пространства, где медленно, но верно русский язык вытесняется из школ, вузов, прессы и из жизни. Власти Эстонии изображают из себя жертв, оккупированных русскими и более других пострадавших во время Второй мировой войны. Этим они «оправдывают» сегодняшние вольности в отношении бывших «оккупантов», что дает им право дискриминировать русскоязычное население, при этом делая вид, что так и должно быть.

    Между тем наши соотечественники в Эстонии все же надеются, что к власти в стране придут наконец более разумные люди или программа переселения получит достойное финансирование. «Но если будет принята соответствующая программа и переселенцам будет выделяться достойная компенсация, то многие русские из Эстонии уехали бы. В мире достаточно хороших мест, где коренное население и власти не столь национально озабочены как в Эстонии», - пишет администратор сайта общественной организации «Ночной дозор» Александр Коробов в одной из статей.

    О положении русскоязычного населения в Эстонии KM.RU рассказал председатель правления общественной организации «Ночной дозор» Сергей Чаулин.

    - У нас идет целенаправленная политика ассимиляции русского населения в Эстонии, уничтожение русской школы, русского языка, чтобы из русских, особенно сейчас из молодежи, делать обыкновенное рабочее быдло, дешевую рабочую силу, чтобы национальные кадры были бы начальниками, а русскими — подчиненными. Такая политика сказывается и на пенсиях, у русских они меньше, также меньше и заработная плата при выполнении одной и той же работы с эстонцами. Даже в политику стараются не пускать русских, но все делается скрыто.

    В конституции Эстонии записано, что народом являются только эстонцы, это монокультурное государство. А эстонский язык закреплен навсегда, навечно, именно эстонские язык и культура. По конституции, никакие другие язык и культура в Эстонии быть не могут. Такое у нас положение, эти проблемы мы поднимаем в СМИ, но они ничего менять не хотят.

    В Эстонии для детей младших классов выпущена книжка для обучения эстонскому языку, которая называется «Таракан и какашка» - тут даже комментарий никакой невозможно дать, даже язык не поворачивается сказать, только хочется так выразиться по-русски... сами понимаете. Эта глупость не имеет предела.

    Тут можно оболгать и всякое написать: наши были оккупанты, всю Вторую мировую войну, историю переделывают, переиначивают на свой лад — отряды СС — освободители, а Красная армия — оккупанты. Но даже если допустить, что мы были оккупантами до 1990-х годов, то почему же мы поддерживали эстонские институты, культуру? Мы, наоборот, все возродили, делали все, чтобы эстонские язык и культуру сохранять, а они поступают хуже, чем ненавистные им оккупанты.

    Русские школы в Эстонии пока есть, но сейчас идет за них битва. Депутаты, такие как Яна Тоом, директора школ пытаются что-то сделать, бьются за русские школы. У нас есть маленькая лазейка в законе об образовании, где записано, что язык обучения может быть выбран попечительским советом, но там еще столько есть подводных камней, что этот язык могут и не разрешить. Школа может походатайствовать об обучении на русском языке, но правительство может это не разрешить на основании других законов — вот в чем дело. Поэтому мы на этой законной основе пытаемся что-то сделать, но пока получается не очень хорошо, потому что в Эстонии очень сильны антирусские настроения.

Елена Колебакина