Информационные войны на Кавказе и Ближнем Востоке: мнения.


     Один из президентов США Ричард Никсон говорил, что доллар, вложенный в пропаганду, эффективнее десяти долларов, вложенных в вооружение, поскольку начинает работать сразу же. В наше время информационные войны являются либо заменой, либо прямым продолжением горячих войн. Любой современный конфликт, в первую очередь, развивается информационно.

    С момента, когда в октябре 1998 года, Министерство обороны США приняло «Объединённую доктрину информационных операций» стратегия информационных операций стала ведущей в комплексе оборонительно-наступательных средств США. Эксперты ИА REX прокомментировали ситуацию в информационных войнах на Кавказе и Ближнем Востоке.

ИА REX: Считаете ли вы успешной внешнеполитическую информационную деятельность России?

Фёдор Яковлев — эксперт по вопросам безопасности и кризисным ситуациям, экс-сотрудник КГБ СССР (Киев, Украина):

    Нет, и она не может быть эффективной в отсутствие внятно сформулированной кремлёвским руководством внешней политики России.

Максим Шония — независимый журналист и блогер (Грузия):

    Любая пропаганда действенна при наличии аргументов и идеологии, финансовая часть тоже немаловажна, но она почти неэффективна без наличия выше указанного. Не случайно вы приводите слова Никсона, а не Мао или, упаси господи, Гитлера, ведь они возымели действие и на долгие времена. Опять же доллар работает сразу, если он подкреплен аргументами и востребованной идеологией, иначе сколько долларов или рублей ни впихивай, эффект будет очень незначительным.

Грант Микаелян — научный сотрудник Института Кавказа (Ереван, Армения):

    По преамбуле. Я не вполне согласен с этим высказыванием Ричарда Никсона. Смотря, что за доллар, где, кому, во что, и в какое вооружение вложены те 10 долларов. Если учесть, что США военные заказы обходятся в астрономические суммы, то возможно Никсон прав, но эта формула не универсальна.

    Об эффективности внешней политики России. Нет, думаю, она неэффективна. Во-первых, она во многом направлена на страны бывшего СССР, и на русскоязычные группы населения в этих странах. Эти группы сейчас маргинальны и постоянно уменьшаются в размерах. Они крайне ограничены по своему влиянию. Помимо этого, пропаганда России апеллирует к неким «советским ценностям» (самое яркое из них, что теоретически могло бы быть общим — День Победы 9 мая) и к образу России как к «сюзерену» по отношению к «малым странам», то есть новым независимым государствам. Это влияние местными властями, националистами, а также центристами и прочими воспринимается как дестабилизирующее и усиливает агрессивное настроение в отношении России. Что касается культурного влияния, то, её влияние также представляется неэффективным, поскольку, во-первых, влияние восприятия культуры на политику в чувствительных для неё (политики) сферах всегда крайне ограничено, а во-вторых, оно опять опирается на представление о доминирующей мессианской российской культуре, что не разделяется большинством на местах.

    И это часто вызывает негативный эффект, поскольку новые независимые государства получили независимость от СССР (чьим правопреемником признана Россия) и имеют в отношении России множество комплексов, в первую очередь естественно, имеются в виду западные соседи России и те, кто боролись за независимость, в отличие от тех, кто этого не очень-то и хотел (в Центральной Азии). И Россия могла бы, конечно, работать над тем, чтобы нейтрализовать эти страхи, показав другое отношение, но наоборот их углубляет. Таким образом, если Россия хочет иметь дело с партнёрами, а не вассалами, ей следует проявить большее внимание к их интересам, проблемам, страхам и найти общие точки, а не пытаться предложить исключительно собственную повестку дня, собственные интересы и т. д. И, конечно же, фактор радикального национализма в России играет свою роль, особенно в отношении с Кавказом и Центральной Азией.

Али Гаджизаде — эксперт по PR технологиям и СМИ (Баку, Азербайджан):

    Если оценивать эту деятельность по 5-бальной шкале, то можно поставить 3+. Здесь очень важен ряд факторов, один из них — это общий имидж России в Европе и США, а он, мягко говоря, не очень. России пришлось начинать свою деятельность по продвижению положительного образа страны в очень невыгодных и трудных для себя условиях. Удачной идеей было создание англоязычного телеканала Russia Today, покупка российскими олигархами СМИ на Западе и целый ряд мероприятий смог создать относительно нормальные условия для российских властей как для доведения информации о России, так и для создания положительного имиджа страны и ведения более-менее эффективного информационного противоборства. Однако конфликт с Грузией в 2008 году нанёс очень большой урон, как имиджу России, так и той информационной деятельности, которую проводили российские власти. В мирное время занимаются пиаром, а в военное — место пиара занимает пропаганда, а она, порой, бывает грубой и не совсем убедительной, что создаёт обратный эффект, то есть ваша же пропагандистская машина начинает работать против вас, чем очень удачно воспользовались грузинские власти. В целом информационную войну в 2008 году Россия Грузии проиграла, здесь есть ряд факторов. Это и более профессиональная организация дела с грузинской стороны, и мобильность грузинской пропагандисткой машины, и симпатии ряда западных СМИ, которые были на стороне Грузии. Кроме того, отрицательно на имидж России влияют сообщения об убийствах общественно значимых лиц, не ладящих с властью, ну, и, конечно, тема коррупции в России, которая почти постоянно муссируется в ведущих западных СМИ.

    Однако российские власти упорно и последовательно продолжают работать в направлении создания благоприятного имиджа России за границей. Думаю, если в ближайшем будущем не произойдёт ничего экстраординарного с участием России, в целом российским властям удастся преодолеть тот урон, который нанесла имиджу страны августовская война, и позволит выйти на качественно новый уровень.

ИА REX: Считаете ли вы эффективной антироссийскую информационную политику Грузии?

Фёдор Яковлев:

    Нет, поскольку в ней слишком много злобы и лжи, но на фоне российской она выглядит более успешной.

Максим Шония:

    Грузия не ведёт антироссийскую пропаганду, скорее антикремлёвскую, и опять-таки при Шеварднадзе, сколько бы денег он не вложил, эффект был бы близок к нулю, а такие попытки были и не только попытки. Грузии пока особо нечем похвастать перед Западом, но перед Россией и эти достижения Грузии весомый аргумент. Хочу заметить, что у России всё меньше контраргументов и подконтрольные кремлю СМИ обычно игнорируют тему Грузии, лишь иногда, когда в Грузии происходят спорадические акции протеста, СМИ пытаются сыграть на пропагандистском поле, но аргументов явно не достаточно и если посмотреть реакцию российских СМИ на разгон последней акции протеста, то это событие освещалось куда более скромно и даже менее тенденциозно. Впрочем, и грузинские успехи в борьбе с коррупцией, упрощении оформления различных документов, регистрации предприятий начинают набивать оскомину уже в самой Грузии, не потому что народ не доволен, напротив, он жаждет продолжения, ведь Грузии необходимо стремиться к уровню жизни в ЕС и работы на этом направлении ещё очень много, а одним лишь козырянием стеклянными полицейскими участками и побеждённой коррупцией перед соседями, поднять жизненный уровень нельзя.

Грант Микаелян:

    Частично. Грузия активно использует устаревшие лозунги конца 80-ых и времени распада СССР, пытаясь приспособить их к современной реальности. Что-то получается, что-то нет. Россия позволила, либо Грузии удалось, но Грузия теперь воспринимается как антироссийский полюс, противоположный путь на постсоветском пространстве и в современной России также. Поэтому антироссийские силы имеют тяготение к Грузии и любая российская оппозиция так же.

    Но сейчас Грузия выбрала экстенсивный путь пропаганды, то есть, вместо выдвижения новых штампов и идей, она всё более усиленно продвигает те, что ею же выдвинуты уже несколько лет назад. Поэтому эффективность будет падать и со временем это падение будет всё более быстрым.

Али Гаджизаде:

    Надо отдать должное Грузии в последнее время она достаточно преуспела в деле информационного противостояния России, это ещё раз доказывает то, что финансовые ресурсы это ещё не всё. Если бы всё решали финансы, как думают некоторые, то, например, Саудовская Аравия купила бы всех, и никто бы не критиковал её и писали бы одни только похвалы. В Грузии последовательно и достаточно профессионально была создана эффективная система информационного противоборства, люди управляющие работой этой системы смогли разглядеть слабые места своего противника в данном случае России и сделать соответствующие выводы. Во время августовского конфликта грузинское руководство воочию смогло убедиться, какие дивиденды может принести информационная война, поставленная на профессиональном уровне и управляющаяся профессионалами.

    Пока на Северном Кавказе не будут решены насущные проблемы, это и коррупция, и безработица, и другие беды региона, эти территории будут подвержены иностранной пропаганде, причём не только и не столько грузинской.

    Удачным шагом для Тбилиси было создание в Грузии русскоязычного телеканала, который производит достаточно качественные продукты, приносящие реальные дивиденды грузинской стороне. Также удачей Грузии можно считать фильм «5 дней в августе» снятый в США, хотя режиссер фильма и заявил, что фильм не будет «ни антирусским, ни антигрузинским, ни антиамериканским, а антивоенным», как ни крути, фильм это ещё один бонус в копилку Грузии. Хотя, надо сказать, что и в России были сняты фильмы на эту тематику, но их сразу, же окрестили российской пропагандой и кроме части российской аудитории они почти нигде не имели успеха. В грузинской информационной войне есть ряд моментов, которые работают на Грузию это в частности то, что Михаилу Саакашвили удалось одну из самых коррумпированных республик бывшего СССР сделать наименее коррумпированной — это неоспоримый факт, а в регионе, который страдает от коррупции, этот факт, при его умелом использовании, может принести много политических, экономических и пропагандистских дивидендов.

ИА REX: Почему в последнее время палестинцы переигрывают израильтян в информационном пространстве (хотя в течение многих десятилетий было наоборот)?

Фёдор Яковлев:

    Пока не переигрывают, и в ближайшее время у них это не получится.

Максим Шония:

    Израиль по отношению к Арабским соседям ментально застрял где-то в середине 70-х — начале 80-х годов. Мир сильно изменился и уже с середины 90-х меняется ещё стремительнее, тут уже не действуют старые принципы, по которым Израиль действовал на протяжении предыдущих десятилетий. Яркое подтверждение тому «война» с «Хизбаллой» на территории Ливана в 2005 году. Зря израильские генералы ищут или искали виноватых в неправильной реализации, проведении операции против «Хизбаллы», сама стратегия морально давно устарела и была неверна. Израиль в середине 20 века, будучи одним из самых динамично развивающихся стран, применявший новаторство и в политике и в войне, решил, либо внушил себе, что пора «зафундаментироваться», шаблонировать свою политику. Но, если это может себе позволить другое государство, то для Израиля подобное недопустимо и ему необходимо постоянно совершенствоваться, учитывая новые реалии и порой отрекаться от старых шаблонов.

Грант Микаелян:

    Переигрывают скорее не палестинцы, а Израиль сам себя. То есть Израиль, как мне кажется, провёл ряд неэффективных, непопулярных в мире действий (к примеру, война с Хизбаллой в Ливане).

    Проблема Палестины и Израиля лежит в плоскости отношений Израиля с Западом. На Западе происходят изменения, а Израиль, как его дальний форпост, эти изменения ощущает первым. Современные тенденции накладываются на застарелый антисемитизм. Пока растут цены на нефть (а в последнее десятилетие они выросли почти десятикратно), рост влияния арабских стран будет продолжаться. А многие из них поддерживают Палестину в борьбе с Израилем, прямо или косвенно.

Али Гаджизаде:

    Вы верно заметили, что в течение многих десятилетий это было наоборот, нужно сразу сказать, что нельзя побеждать всегда и во всём. Всегда наступает момент, когда по причине тех или иных объективных или субъективных факторов чаша весов начинает склоняться, в противоположную сторону, именно это мы наблюдаем сейчас на Ближнем Востоке. Однако я не сказал бы, что Израиль окончательно проиграл информационную войну или значительно отстал от арабов в этом противостоянии, определённо нет, но тенденция сдачи позиций со стороны Израиля на этом фронте со времени Ливанской компании 2006 года наблюдается всё отчетливее.

    Причин в этом явлении несколько и одна из них — это общая медиазация мира, то есть СМИ стало больше, передавать и распространять информацию стало гораздо проще, в результате чего каждый желающий может, например, зарегистрировав себе блог, сыграть роль СМИ, уникальные фотографии и видео в сопровождении коротких, но четких описаний во время военных действий сделает такой блог популярным и востребованным и не важно, что это блог, а не авторитетное западное издание, его будут читать и на него будут ссылаться. Тем самым создатель достигнет своей цели, а именно: распространения информации, отражающей его точку зрения или его страны. Западные СМИ больше места уделяют обстрелу палестинских территорий, нежели обстрелу израильских населённых пунктов со стороны боевиков Хамаса или Хизбаллы что, безусловно, работает на последних.

    Нужно здесь отметить и фактор Аль-Джазиры, некоторые её называют рупором арабского мира некоторые голосом арабского мира, но неоспоримо то, что эта телекомпания за последние годы, в разы увеличив свою аудиторию, по праву может также именоваться арабским CNN эффективно борющимся против Израиля. Также неоспорима роль Аль-Джазиры в так называемой «Арабской весне» думаю, этот телеканал с самого момента своего основания не был на таком пике популярности как во время событий в Египте или Ливии. На Аль-Джазиру ссылались мировые СМИ, её кадры транслировали и ретранслировали многие телекомпании. Если начнётся новое активное противостояние на Ближнем Востоке, вроде операции «Литой свинец», на этот раз Израиль столкнётся с более серьёзными проблемами на информационном поле, и главный его враг здесь будет вовсе не Хизбалла с Хамасом, а именно Аль-Джазира с её многомиллионной аудиторией и возросшей популярностью.

    Также Израиль порой чрезмерным применением силы даёт своим оппонентам почву для критики Израиля, чем они научились прекрасно пользоваться. Например, события связанные с захватом корабля «Голубая Мармара». В этом случае Израиль фактически попал в ловко расставленную ловушку, в целом этим воспользовались как враги Израиля, так и некоторые круги в Турции в своих внутриполитических целях. Хотя Израиль мог бы приостановить движение корабля и другими средствами, но они выбрали наихудший из них, а именно захват судна тем самым дав противнику козырь в игре против себя. В следующий раз, останавливая другой корабль пытающийся прорвать блокаду Газы, израильские военные были более корректны, но это уже мало что изменило, ибо чёрный антиизраильский пиар уже набрал обороты и Израиль был не в силах его полностью остановить.

ИА REX: Самыми успешными в проведении информационных войн из народов бывшего СССР считаются армяне. Чем можно объяснить информационные победы Армении в противоборстве с Азербайджаном?

Фёдор Яковлев:

    Честно говоря, не вижу никаких побед. Победа будет тогда, когда Карабах получит признанный мировым сообществом статус территории (на любых условиях) в составе Армении, а Азербайджан вынужден будет с этим смириться.

Максим Шония:

    Это проблема государственного устройства Азербайджана. Пока он будет выглядеть как типичная наследственная президентская монархия, Армения будет доминировать на пропагандистском поле. Не надо пытаться находить брешь в армянской диаспоре, она всё равно останется монолитной, в любой конфигурации, надо Азербайджану измениться самому. Посмотрите, у Баку огромный денежный ресурс, но нет достаточной аргументации и приемлемой идеологии, поэтому пропаганда будет ударяться о внутренние стены «Девичьей башни», и не найдёт понимания в глазах мирового сообщества.

    10 долларов, вложенных в пропаганду, могут работать веками, а миллиона долларов — может не хватить и на год.

Грант Микаелян:

    Теоретическую часть выложу ниже, а здесь скажу, что мне не кажется, что информационные победы Армении в противоборстве с Азербайджаном очень крупные или заметны, поскольку сейчас в т.н. «мировом сообществе» не господствует ни армянская, ни азербайджанская точка зрения. То есть, здесь некая ничья, хотя если учесть высокую активность и большее количество ресурсов у Азербайджана, то это тоже достижение. Если же вы о конце 1980-ых и начале 1990-ых, то, как мне представляется, позиция армянской стороны была более востребована в силу совсем других факторов, чем собственно поддержка армян в борьбе с азербайджанцами. За пределами радиуса в 1000 км от Кавказа армяне и азербайджанцы мало кого интересуют.

Али Гаджизаде:

    Есть несколько стран мира, где армянское лобби более сильно, чем в других странах, где проживают армяне. Это США, Франция, Россия. В США армяне начали появляться в начале 19 века, они там учились, затем оставались и жили. Со временем в США образовалась достаточно многочисленная и сплочённая армянская диаспора. Практика показывает, что малочисленные народы более расположены к сплочению вокруг идеи и общей цели. В этой связи армяне тому яркий пример в формировании армянской диаспоры неоспоримую роль сыграла националистическая партия Дашнакцутюн и Армянская церковь, которая очень часто действовала на пару с дашнаками. Так называемый геноцид армян и ненависть к туркам является для армян всего мира консолидирующим фактором. Также нельзя забывать, что армяне в своем роде уникальная нация. Армянский язык, армянский алфавит и их церковь — всё это также способствует консолидации армян проживающих в разных странах мира. Когда Армения и Азербайджан стали независимыми странами у армян имелась хорошо организованная диаспора со своими СМИ, школами и институтами. У азербайджанцев же было всего несколько диаспорских организаций созданных людьми покинувшими Азербайджан либо до советизации, либо во время второй мировой войны. Их связь с исторической родиной давно была утеряна. Говоря об информационных победах Армении над Азербайджаном нужно уточнить, что большинство этих побед — это заслуга не столько властей Армении сколько армянской диаспоры. Здесь сыграли роль несколько факторов, один из них это фактор религии, который, армянская сторона при каждом удобном случае использует, призывая братьев по вере проявить «христианскую солидарность» по отношению к армянам, которые «страдают от варварства и зверства мусульман турков и азербайджанцев». Может показаться странным, но находятся люди искренне в это верящие. Другой фактор — это неосведомлённость людей принимающих решение. Например, когда в США в 1992 году принималась пресловутая 907 поправка к «Акту о поддержке свободы» у Азербайджана даже не было посольства в Вашингтоне, Азербайджан пребывал в фактической информационной блокаде, и американские законодатели фактически получали информацию о Карабахском конфликте из армянских источников. Однако в последние несколько лет эта картина начала меняться в пользу Азербайджана, армянское лобби больше не может проводить через Конгресс или другие органы США антиазербайджанские законопроекты, и сам Азербайджан уже давно вышел из информационной блокады. Интерес к Азербайджану на Западе сегодня больше, чем интерес к Армении.

    ИА REX: Какова роль диаспоры, которая проживает за пределами государства в проведении информационных кампаний? Чем вызвано, что огромная русскоязычная диаспора мало помогает в лоббирование интересов России?

Фёдор Яковлев:

    Роль диаспоры, особенно интегрировавшейся в структуры власти и бизнеса страны проживания, очень велика. Русскоязычная диаспора настолько дезорганизована и дискредитирована российскими властями, в первую очередь российским МИДом, что успешные русские, которые добились своего положения в странах проживания, кстати, без какой-либо поддержки России, стараются держаться от организаций «российских соотечественников» как можно дальше. Остальные, руководимые всемирным советом под эгидой МИДа, никакого влияния ни на что оказать не могут.

Грант Микаелян:

    Для того чтобы диаспора пропагандировала позицию той или иной страны, необходимо, чтобы эта диаспора это всё переживала сама, то есть чтобы для неё это было важно. Российская диаспора состоит из: а) эмигрантов из России, которые уехали из неё сознательно по политическим причинам б) людей, направленных в союзные республики по каким-либо программам и т. д. во время индустриализации в СССР.

    Люди группы «А» никогда не вернутся в Россию (либо 1 из 100 000), люди группы «Б» активно возвращаются в Россию, более того, их значительная часть уже вернулась. Люди такого рода не могут стать организованной диаспорой, и поэтому они не организовываются, не пропагандируют и т. д.

    Кроме того, у русских, как мне кажется, уже отмерли традиционные регуляционные механизмы, и общество как единое целое не существует, есть собрание отдельных индивидов, где даже внутрисемейные связи слабы, что уж говорить о внутриэтнических связях. Тем более, что основная идея для русских — имперская (к примеру, советская идея, а также идея россиянина) и этнос здесь имеет не так много значения. В отличие от армян, азербайджанцев, северных кавказцев и т. д.

    Но повторюсь, люди группы «А» — люди, сознательно ушедшие из России в знак протеста, люди группы «Б» — и так возвращаются в неё по одному.

Али Гаджизаде:

    Роль диаспоры в пиаре и в пропаганде своей исторической родины огромна, она неоценима и не заменима. Никакой государственный орган или организация не может заменить диаспору.

    Что касается проживающих за границей русских, да, вы правы, они мало интересуются интересами своей исторической родины, и, соответственно, мало занимаются лоббистской деятельностью в пользу Российской Федерации, я уже не говорю о ведении информационного противоборства с целью защиты интересов России. Но как я уже говорил, консолидация и объединение вокруг какой-то идеи людей, проживающих за границей, это свойственно малым народам, к которым нельзя отнести русских. Приведу пример, несмотря на то, что во Франции проживает достаточно большое количество турок (приблизительно более 300 тысяч), там нет сплочённой и хорошо организованной диаспоры. То же самое и с русскими, проживающими в разных странах. Помимо того, что русские не являются малочисленным народом, они к тому же не считают себя представителями «многострадального» или «угнетаемого» народа, они в большинстве своём считают себя носителями великой культуры и наследниками и представителями имперской традиции, будь то царской или советской. Как бы парадоксально не звучало, но именно эти факторы не способствуют сплочению русских людей, живущих за пределами исторической родины. ИА REX: Почему азербайджанская диаспора больше армянской, но армянская диаспора мобилизована и успешнее действует в поддержку Армении, а диаспоральная политика Назима Ибрагимова (Государственный комитет по работе с диаспорой Азербайджана) не может ей ничего противопоставить?

Фёдор Яковлев:

    Армянская диаспора лучше организована по вертикали, кроме того, она имеет хорошо налаженные прямые связи между общинами разных стран.

Грант Микаелян:

    Никакие государственные комитеты в коррумпированных государствах не могут сделать чего-то, если нет на это общественного запроса. Азербайджанская диаспора образовалась в результате экономической эмиграции, что касается армянской диаспоры, то так образовалась лишь её часть — и меньшая часть (большая часть бежала от геноцида в Османской Турции). Армянская диаспора состоит из людей, которые готовы сознательно быть армянами, хотя это и противоречит их экономическим и прочим личным интересам.

    В азербайджанской диаспоре таких людей мало, а в российской — крайне мало.

    Поэтому всё, что остаётся противопоставить — коррупцию. Подкуп чиновников, чиновничьих комитетов в других странах, лоббирование, опять же платное и угроза срыва поставок нефти. Однако влияние армянской диаспоры, что интересно, вне Армении существенно преувеличивается, а внутри Армении — преуменьшается.

    И в качестве постскриптума. Любая пропаганда должна опираться на реальность и её правильная функция — лишь выделение чего-то, что незаслуженно осталось без внимания. Кроме того, пропаганда должна опираться не на теоретические идеи, а на то, что действительно очень важно и интересно для людей. И путь экстенсивного наращивания пропаганды — неэффективен, то есть, если она не очень работает, — увеличивать количество подачи информации — это не даст результата. Нужно работать над качеством и соответствовать реальности. Любые дезинформации и попытки обмана будут быстро обнаружены вашими соперниками по информационной войне и полностью дискредитируют источник, из которого они подаются. Использовать СМИ в качестве рупора нетерпимости также абсолютно неэффективно.

Али Гаджизаде:

    Я бы не сказал, что везде азербайджанская диаспора многочисленнее армянской, хотя в отдельно взятых странах, да, это так. Во многих странах часть азербайджанцев выходцев из Южного Азербайджана больше группируются вокруг антииранских кругов, их главная цель это противодействие иранскому режиму. На счёт мобилизованности армянской диаспоры я уже написал выше не буду повторяться, эта мобилизованность порой носит трагикомичный характер, например, в России были случаи когда в бытовые споры или драки между молодыми парнями вмешивалась диаспора, разглагольствуя об «ущемлении прав армян и армянофобии», один из таких случаев произошёл совсем недавно, когда конфликт из-за девушки между русским парнем и армянином был раздут вследствие вмешательства диаспоры.

    Что касается Назима Ибрагимова и комитета, который он возглавляет, я бы не сказал, что вся их политика провальная, и они ничего не добились. Определённый прогресс ими достигнут, ошибочно полагать что комитет, созданный пару лет назад, сможет эффективно противостоять диаспоре, которая формировалась больше века. Азербайджанские диаспорские организации сейчас действуют гораздо активнее чем, например, 5 лет назад, и каждый год эта активность возрастает. Лучше всего дела обстоят в США, где, к слову говоря, недавно палата представителей штата Техас приняла резолюцию по Ходжалинской резне это, безусловно, заслуга азербайджанцев проживающих в США, в частности, организации «Сеть азербайджанцев Америки» (U.S. Azeris Network). Также стоит отметить активность азербайджанских СМИ и отдельных азербайджанцев, проживающих за границей, например, благодаря их бдительности армяне уже почти не используют в своих СМИ или на конференциях фотографии убитых азербайджанцев, выдавая их за фотографии убитых армян.

    Нужно учесть то, что госчиновники и госорганы не могут эффективно заниматься лоббистской или диаспорской деятельностью в этом плане особых успехов от Комитета по связям с соотечественниками ожидать не стоит, однако полностью списать его со счета тоже было бы неверно.

    Напомним, начальник пресс-службы Минобороны Азербайджана Эльдар Сабироглу заявил, что власти Армении постоянно срывают мирные переговоры в вопросе регулирования нагорно-карабахского конфликта, что неминуемо приведёт к началу военного конфликта между странами. Он также добавил, что его страна ведёт в этом направлении подготовительные мероприятия. Конфликт вокруг Карабаха начался в 1987 году, когда в НКАО и Армении активизировалось движение за передачу Нагорного Карабаха из состава Азербайджана Армении. После этого в течение 4-х лет продолжались межэтнические столкновения между проживающими там армянами и азербайджанцами. В 1991 году началась Карабахская война, которая продолжалась до 1994 года. В результате азербайджанцы установили контроль над территорией бывшего Шаумяновского района Азербайджанской ССР, ранее в основном заселённого армянами, а армяне — над территорией бывшей НКАО и некоторыми прилегающими к ней, и ранее в основном заселёнными азербайджанцами, районами.

    По мнению эксперта ИА REX, политолога, первого вице-президент Центра моделирования стратегического развития Григория Трофимчука, громкие заявления Азербайджана, которые делаются без подготовки — заявка на проигрыш в информационной войне.

 

ИА "REX"