Дружба

Сотрудничество русских с немцами вызывает в Варшаве скрежет зубов

    Калининградский полуэксклав – самый западный регион России. В силу этой, и некоторых других причин, он является экспериментальной площадкой экономического сотрудничества между Москвой и европейскими странами. Растёт объём германских инвестиций в калининградскую экономику, увеличивается количество польских и литовских фирм, сотрудничающих с калининградцами. Но не всем это нравится.

    Тревогу забили польские консерваторы, сторонники партии погибшего в авиакатастрофе под Смоленском польского президента Леха Качиньского «Право и справедливость». Что же не устраивает этих господ? Германо-российское сотрудничество. Им куда больше по душе, если бы Берлин и Москва устроили грызню, а сливки бы снимала Варшава.

    В статье Богуслава Ромпалы «Анклав дестабилизации» в газете «Наш дзенник» негативных слов в адрес России немало. Собеседниками Ромпалы выступили профессоры Анджей Новак, Влодзимеж Марчиняк и бывший заместитель главы Бюро национальной безопасности Витольд Ващиковский.

    Суть их тревог в следующем: «В случае с Калининградской областью видно, что отношения по линии Берлин – Москва год от года улучшаются. По данным Торговой палаты в Гамбурге, Германия занимает ведущие позиции в торговле с Калининградом. В 2010 г. немцы были на первом месте, как по экспорту, так и по импорту для Калининграда. Проблема поляков в том, что наше правительство не проводит эффективной внешней политики, которая бы предотвращала изменение стратегической ситуации в непосредственной близости от Польши не в нашу пользу. Главная угроза в контексте экономических связей Калининградской области заключается в том, что Польша подчиняется логике оси Берлин – Москва. Эта ось занимает господствующее положение в европейской политике, и дробит стратегическое пространство вокруг Польши, одной из опор которого является Литва. Поэтому Германия и Россия могут рассматривать Калининград как стратегическую базу для подчинения малых стран региона.

    Поэтому в вопросе Калининграда Польше нужно выступать единым голосом с Литвой, а не придерживаться изоляции. На Литву, к тому же, оказывается давление с целью открыть транспортный коридор, сокращающий путь из материковой России в Калининградскую область. Присутствие Германии в регионе становится всё заметнее, говорит о поддержке немцами стремления России подчинить своих соседей логике германо-российского сотрудничества, логике, которая приводит к прокладке экстерриториальных транспортных коридоров, чему Польша и Литва должны вместе противиться.

    Калининградская область – это российская военная база. Уже давно идут разговоры о размещении там наступательных ракет типа «Искандер» и даже атомного оружия. Если эта база послужит России для осуществления своей силовой политики – а, слушая заявления Кремля, так оно, видимо, и будет, – то Калининградская область окажет дестабилизирующее влияние на политическую и военную ситуацию в масштабах всей Европы.

    Нам уже давно понятно, что русские пробуют «разыграть» в своих интересах государства, расположенные между Германией и Россией. Они не совсем согласны с вступлением Польши и ряда других стран в НАТО и ЕС на тех же условиях, что и остальные члены этих организаций…Целью такого поведения является достижение политического доминирования, а далее – права диктовать другим условия экономической деятельности, например, цены на газ, как это уже бывало. Ситуацию усугубляет отказ американцев от размещения элементов ПРО в Польше. Наши власти сделали ставку на Германию. Решили, что немецкая опека сохранит нас от чрезмерного давления со стороны России. Немцы же решают свои вопросы, хотят получить доступ к российским рынкам, в т.ч. газовому, но за сближением Берлина и Москвы не следует укрепление безопасности Польши. Если ситуация не изменится, и мы не попытаемся играть роль регионального лидера, то превратимся в вассалов и Германии, и России…

    Калининградский регион остаётся под властью России, но его экономическое сотрудничество с Германией увеличивает их политическое значение в рамках Центрально-Восточной Европы. И в условиях немецко-российского доминирования Польша и Литва должны быть едины».

    Как вышеупомянутые лица намереваются достичь договорённостей с Вильнюсом, не понятно. Отношения Польши с Литвой оставляют желать лучшего. История польско-литовских отношений никогда не была простой, несмотря на совместное политическое бытие этих государств в составе Великого Княжества Литовского. Для поляков эта эпоха – «золотой век» польской имперской идеи, время максимального расширения польских границ. Для литовцев – период упадка литовской культуры в масштабах всей страны, подчинение всего литовского – польскому.

    Отголоски неравнозначного исторического восприятия польско-литовских отношений со всей наглядностью проявляются в сложных отношениях бывших союзников. Власти Литвы придерживаются бескомпромиссного курса на создание моноэтнического государства, а литовские поляки борются за предоставление им права реприватизации земли в Виленском крае, возможности получать образование на родном языке и возможности использовать двуязычное – польско-литовское написание фамилий и имен на уличных указателях и в личных документах, что запрещено литовским законодательством. В ответ на эти требования и в попытках создать гомогенный этнополитический ландшафт внутри самой республики, власти Литвы инициировали проведение образовательной реформы, в результате чего школы национальных меньшинств должны быть переведены на литовский язык обучения.

    Внимание польского правительства к проблемам польского меньшинства в Литве и резкие высказывания государственных мужей свидетельствуют об изменении политики Варшавы в отношении «польской» проблемы Вильнюса. Варшава крепко взялась за литовских поляков, и отступать не намерена.

    Это объясняется не только вполне обоснованной обеспокоенностью положением польского меньшинства в республике, но и стратегическим значением тех регионов Литвы, где поляки составляют значительный процент населения. Численность поляков в Литве достигает 235 тыс. человек (6,7 % населения государства). Это третья по величине языковая общность в республике после литовцев и русскоязычных, и при этом – наименее ассимилированная группа зарубежных поляков. Поляки проживают преимущественно на востоке страны, и в некоторых районах составляют абсолютное большинство населения, вплоть до 75%-80% и контролируют местные администрации. Велика численность польского населения также в Вильнюсе и Вильнюсском районе, что имеет исторические предпосылки. Вильнюсский край был когда-то частью т.н. Срединной Литвы (непризнанного государства, появившегося в 1920 г. в результате военной авантюры маршала Пилсудского).

    Официальному Вильнюсу невольно приходится также делать ставку на патриотизм для консолидации этнических литовцев и оправдания ассимиляционного курса в отношении национальных меньшинств (бывший министр иностранных дел Литвы Повилас Гилис уже назвал процессы, происходящие среди местных поляков, угрозой государственному суверенитету и призвал вынести эту проблему на общеевропейское обсуждение).

    Так что пока антироссийской оси Варшава – Вильнюс в том формате, как хотелось бы польским консерваторам, не получится, и им ещё долго придётся, скрежеща зубами, наблюдать за российско-германским сближением издалека.

Александр Дундич